Хотел записать видео, некоторые профессиональные моменты, которые я сделал за последние пару недель, что было интересного. У одного из моих клиентов, с которым мы работали, не отпускалось чувство, и одно чувство цеплялось за другое. Я не успел его доработать и оставил это чувство. Потом в конце 5 сессии, я возвращаюсь к этому чувству, у меня было предположение, что, скорее всего, оно уйдёт легко, то есть вторичная выгода должна нивелироваться сама по себе. Мы начинаем с ним выражать это чувство, оно так легко уходит. Есть такое предположение, что если, что-то не очень легко выражается, то можно это чувство оставить, то есть для себя пометить, что оно сложное, не пытаться его вымучить, найти вторичную выгоду, зайти какими-то другими путями, спуститься по линии папы, мамы, чтобы сделать большую диссоциацию. Можно это чувство оставить на конец, поработать с близкими к этому чувству, с похожими. Например, если было чувство, связанное с коммуникацией, то можно поработать со всеми оставшимися коммуникативными проблемами – стыд, стеснение, то есть, что связано с людьми. Потом уже в конце перейти к основному чувству, и, скорее всего, оно уйдёт достаточно легко, потому что уже у него будет какая-никакая, но база.

Что ещё? У меня было несколько возрастных клиентов, по 60 с чем-то лет, старше моих родителей – 63-65 лет. Они выражают чувства достаточно быстро, и страхов у них достаточно мало. Но когда мы делаем проход вверх и проверяем, ушло ли чувство или нет, тестируем в его голове, то оказывается, что чувство есть. Мы спускаемся опять вниз в ядро, проверяем – там, в ядре чувства нет. Поднимаемся опять наверх – чувство ушло. И у 2-х возрастных – это было, как тренд. Я заметил такую штуку, что они достаточно быстро отпускают чувство, а бессознательному видимо, требуется время, чтобы эту всю информацию переварить. Оно его раскладывает по полочкам, то есть, если проходит на выражение чувств меньше, скажем, 10-ти минут, спустились – начали выражать, то получается, что это слишком быстро, в голове связи не успевают перестроиться. Мы, соответственно, поднимаемся, проверяем – а у него там, чего-то есть. Или во время подъёма, он говорит, что  – нет, вот здесь чувство осталось.

Поэтому у некоторых клиентов, даже не возрастных, и у тех, которые встречались мне старше 30 лет – если слишком быстро выражается, то оно потом может быть где-нибудь сверху всплыть. Ничего страшного, просто идёте дальше, потом возвращаетесь, перепроверяете – там всё спокойно, надо просто дать время.

По этому поводу оттестировал ещё одну интересную штуку – у нас чувство есть, мы его выражаем – прошли вверх, тестируем вверху, как чувство ушло/не ушло. Например, клиент говорит: «У меня осталось 20% этого чувства». Можно, по идее, взять эти 20% и ещё раз спуститься вниз, а я проверил – ядро было в маме, в ядре всё хорошо. Соответственно, это вроде как по теории, должно было быть другое ядро. Мы могли взять сконцентрироваться снова на дискомфортном чувстве, снова спуститься вниз, но я подумал, что возможно, это примерно то же самое, что у возрастных клиентов, просто есть какая-то задержка, и не стоит сразу гоношиться. Я взял и оставил это чувство, так как я уже спустился и проверил – в маме всё хорошо, поднимаемся, а там всё равно дискомфорт. Хорошо, я просто оставляю это дискомфортное чувство.

Сейчас проедет мотоциклист. Сейчас по-любому будет спрашивать – всё ли о’кей? Посмотрим. Нет, с видеокамерой, прошло. Только остановился, когда с мотоциклом, здесь такая деревенская местность, сюда обычно не заезжают туристы. Меня сразу спросили – всё нормально, о’кей?

Так вот. У неё осталось 20% чувств. Я просто переключился на следующую задачу, сказал: «Мы с этим чуть поработаем позже». Переключились на следующую задачу, мы 30 минут поработали со следующим страхом. Я её возвращаю назад, там, где у этой клиентки остались эти 20% чувств. Она «хоп» – а там всё спокойно.

По этому поводу такой небольшой предварительный вывод. Потому что нужно будет протестировать, как с этим чувством дальше будут обстоять дела. Большая вероятность, что оно не откатится, что будет та же самая эффективность, и всё там будет хорошо. Предварительный вывод: если вы прошли, и клиент нигде, ничего не упустил, то, в принципе, можно оставить, потом вернуться чуть попозже и проверить, все ли  о’кей – и тогда дальше, всё это дело завершить.

Следующий момент, который бы хотел рассказать – по поводу психоанализа и вообще людей, которые считают себя умными,   с ними работать сложнее всего. Потому что человек, когда в себе много копается – не важно, это дело обстоит с психологами или с ещё каким-то видом, то получается, что чувства, которые у него есть, они перекручиваются, у него создаются какие-то логические связки типа: «Да… Но… Если… Как бы… А если не это…» То есть он сознательно начинает искать какие-то выходы из ситуации, какие-то логические объяснения – почему у него вот так. Он одно чувство цепляет за другое, сначала это чисто на логическом уровне, а потом его бессознательное, это всё связывает уже в такие цепочки на уровне бессознательного. Получается, что всё это перекручивается, и работать с этим очень сложно.

Поэтому, чем проще клиент, чем он себя считает менее таким продвинутым, тем лучше. Понятно, что все люди, по уровню интеллекта, примерно одинаковые. Есть, конечно, уровень начитанности, кто там сколько читает – но по уровню сообразительности, у меня ещё не было такого, чтобы реально человек был тупой или глупый. Бывает, что он не знает, непонимает каких-то вещей, типа вина – это классно, обида – это классно, жалеть себя и окружающих – это классно. Это приходится объяснять. Здесь не имеется в виду, что человек глупый, а просто он необразованный, скажем так. Поэтому самокопание – это такая ерунда, которая очень-очень вредная.

Следующий момент, о котором  хотел рассказать – это работа с близким окружением. Считается, что работать с теми людьми, с которыми у тебя есть какая-то связь, с ними работать сложно или практически невозможно. Выдалась такая возможность – работать можно, но есть определённые сложности. Эти сложности, в основном, с тем, что, так как между вами есть связь, то есть вы друг друга знаете, то первое – это то, что человек боится, что вы эту информацию будете использовать. Потому что, когда вы работаете с клиентом, вы узнаёте всё, как у него есть – все его страхи, то есть копаете достаточно глубоко. И, соответственно, если человек вам не доверяет, то он будет выдавать «дичь». Например, мы работали с девочкой, движемся вниз – и всё не так, какие-то не те ситуации, не те чувства, какая-то, в общем, ерунда.

Второй момент – то, что могут быть опасения, что из-за того, что она какую-то информацию выдаст, а информация, в общем-то, негативного характера, – это может повлиять на ваши отношения. У нас получилось, что мы работали, и прежде чем начать работать с целевым запросом, пришлось сначала убрать страх потерять друга, страх, что он будет ругать, что-то такое, в общем. И прежде чем добраться до целевого чувства, я потратил 3-4 часа. В принципе, работать можно, если человек вам доверяет и понимает, что эта информация и то, что вы будете знать о нём, вы не будете использовать, если у вас доверительные отношения. Но надо будет убрать всё то, чего он боится, что всплывёт – какие последствия ждут от того, что он вот так открывается. Отсюда же получается следующий вывод, что, в принципе, с близким окружением – неважно кто это – папа, мама, братья, сёстры или друзья, проще их отправить на проработку кому-то внешнему человеку, чем это делать самому.

Хотел ещё добавить по гипнозу и про состояние редактирования опыта. Некоторые утверждают, что гипноз, это такое состояние, при котором можно редактировать опыт. Честно сказать, это какая-то ерунда, потому что состояние редактирования опыта у нас включено всегда, и для этого не нужно погружаться в гипноз. Объясню, как это работает.

Если вы сейчас попробуете вспомнить, как выглядят ваши папа или мама, то вы вспомните самую последнюю версию ваших родителей – не 10 лет назад, не 20 лет назад, а именно самую последнюю. Потому что, если бы ваш мозг хранил информацию в тысячах разных вариаций, то есть вы родились, увидели, какая ваша мама, вы запомнили, потому что это важный и значимый человек, потом прошло 10 лет или год – вы запомнили ещё раз, как выглядит ваша мама. Чтобы мозг не перегружался информацией, некоторые детали, которые изменяются, они просто переписываются. Вы видите маму, вы видите, что она меняется. И каждый раз, когда вы видите, что что-то изменилось, информация переписывается. Поэтому, если вы попробуете вспомнить маму, то вы вспомните, как она выглядит в самой последней версии. Не когда ей было 25 лет, когда она была молоденькой, а вот такая, какая она сейчас. Конечно, вы можете вспомнить, как она выглядела и в 18 лет, но это будет не из этой информации, а, скорее всего, по фотографиям или по какой-то ситуации, связанной с чем-то внешним. Например, мама надевает какой-то красивый платок, и вы запомнили – хоп, платок и тут же образ мамы или папы, не важно.

То есть для того, чтобы информация не дублировалась, она переписывается – как вы выглядите, как выглядит ваше ближайшее окружение, как выглядит ваш город. Поэтому всё, что нужно для того, чтобы отредактировать опыт, исправить его – это просто оказаться в этой же самой ситуации, увидеть её, но с небольшими изменениями. Это мы используем в регрессивном анализе, то есть мы, конечно, не можем воссоздать всю ситуацию, которая была 15-20 лет назад, когда вам было 5-10 лет, но вы можете закрыть глаза и сделать это в своей голове. Это мы используем, потому что для головного мозга нет разницы – настоящая эта ситуация или вымышленная. У него нет триггера, он не понимает.

Например, когда вы видите сон, вы можете понять сон, используя, только ваши сознательные логические размышления. То есть я, например, просыпаюсь в тот момент, когда  понимаю, что происходит что-то страшное, опасное, и мне это не нравится. Я начинаю анализировать,  что-то здесь не то, та реальность, в которой я сейчас, она не совпадает с настоящей реальностью – там меньшая детализация, слишком много каких-то придуманных штук. Ты понимаешь, что это сон и надо просыпаться – и я просыпаюсь. То есть я сознательно начинаю вспоминать свой опыт и по нему понимаю, что это не та реальность, и поэтому я выношу вердикт, что это сон.

То же самое происходит и тогда, когда вы просто прокручиваете картинку в своей голове. То, что вы её прокручиваете – для вашего бессознательного, нет разницы, оно воспринимает так, как будто всё так и есть. Для того, чтобы исправить какие-то ваши воспоминания, вы просто всё то же самое смотрите своими глазами, но меняете чуть-чуть ситуацию, а мы меняем конкретно реакцию на эту ситуацию. То есть всё то же самое: папа бьёт, мама бьёт, собака кусает, – но вы реагируете по-другому, включаете другую реакцию. Мы это используем, и для этого не нужен гипноз, чтобы отредактировать опыт.

Зачем люди так говорят? Не знаю, возможно, так лучше продаётся. Потому что когда говоришь «гипноз», тогда понимают, что это что-то такое мощное, сильное. Потому что психология, вроде бы как, не работает, если нет каких-то таких наворотов. Есть очень редкие какие-то специалисты, которые работают реально хорошо, а здесь вроде, как что-то интересное, новенькое, должно работать, но всё базируется на очень простых феноменах.

Создано: 14.10.2017