Сегодня расскажу о некоторых технических моментах, которые я уже тестировал, и которые  использую.

Первое, с чего я хотел бы начать – это самое начало моей деятельности, когда я стартовал на гипнозе «гипнотерапии». В тот момент, когда я обнаружил, что гипноз не оказывает влияния на результат, это был очень просто – попадались клиенты, которые очень хорошо грузятся, и попадались клиенты, которые вообще не грузятся. Но так как я не знал, как с этим работать, просто действовал дальше по методике, а результаты были одинаковыми. Тогда я просто убрал гипноз из наведения, и результаты были те же. Тогда я стал задаваться вопросом: «А в чём тогда прикол? Почему это работает, если не гипноз,  что тогда оказывает влияние?» Основные доводы по поводу того, что оказывает влияние – это, есть первопричина, что всё закладывается в детстве, но это не совсем так.

Да, основные автоматические реакции – характер человека и его поведение, в большинстве случаев, действительно закладываются в детстве. Но, наблюдая это по своим клиентам, и просто внимательно сканируя окружающее пространство видел, что иногда реакции возникают и во взрослой жизни. Например, если происходит какой-нибудь теракт или изнасилование, или что-то, что реально связано с образом жизни, то может возникнуть автоматическая бессознательная реакция – фобия, новый страх даже у взрослого человека. Например, у солдат, которые приезжают с военных действий, где была реальная угроза жизни, у них обычно психические сдвиги. Но так как ребёнок маленький, и практически всё внешнее ему угрожает, потому что он себя не может защитить, он себя не может пропитать, если, например, мама ребёнком недовольна и как-нибудь ему это показывает: «Я тебя отдам в детский дом или сейчас тебя дяде отдам», – то он понимает, что при плохом раскладе он может умереть, его могут куда-нибудь бросить, и что-то с ним может что-то произойти. И тогда он начинает от этих внешних стимулов, зависеть ещё больше. Мама его ругает, а в его головном мозге соединяется, что это опасно для жизни, это реальная опасность. Соответственно, у него появляется бессознательная реакция, потому что угроза жизни – это самая опасное, что может произойти. Он эти реакции собирает, но не потому, что все реакции идут из детства, а просто потому, что у него просто сильные реакции.

Я наблюдаю по клиентам, что некоторые мои клиенты в детстве были красавчиками, у них всё получалось, они везде были первыми, занимали первые места в олимпиадах, были такие общительные, коммуникабельные. Потом где-нибудь во взрослой жизни, соединяются с не тем мужчиной или с не той женщиной – и пошли вниз. То есть постепенно, даже без сильных психотравм, без каких-то событий, которые реально угрожали жизни, можно скатиться до любого уровня. Как это происходит?

Я могу назвать 2 задачи, которые видны навскидку. Первое – это сохранение нашей жизни, то есть автоматизация тех процессов, которые помогут нам спасти жизнь. Например, громко хлопнула дверь – мы сразу прижались для того, чтобы нам спасти голову и защитить важные органы. Это всё работает бессознательно, и это помогает. Вторая важная функция – это автоматизация рутинных процессов. Для примера, сейчас я нахожусь во Вьетнаме, здесь такие пальмы. Я сегодня в гостинице перед выездом решил снять видео. Месяц назад в Индонезии, я ездил на байке с автоматической коробкой передач. Тормоз на таких байках стоит слева на ручке, то есть левой рукой зажимаешь, и байк тормозит. Здесь во Вьетнаме решил, что мне нужна механическая коробка передач. На механике, сцепление на левой ручке. Моё бессознательное за 2 000 км научилось, что тормоз я нажму. Плюс раньше я ездил на велосипеде – эта реакция у меня уже работала автоматически. Естественно, когда я выехал на дорогу,  отследил то, что  не умею тормозить. Здесь движение ещё более хаотичное, чем в Индонезии – люди ездят, как попало, ты на дороге полностью во внимании, кто куда перемещается. Полный хаос. Соответственно, когда тебе нужно затормозить, для этого тебе ещё нужно сознательно понять, что ты сейчас просто жмёшь на сцепление, и ничего не происходит. И когда ты понимаешь, что байк не тормозит, то ты сознательно нажимаешь правой ногой – и байк тормозит. Пока мой бессознательный, не отловит вот этот шаблон, что «тормозить – нога, тормозить – нога», то есть, когда мне нужно тормозить – мне нужно носок правой ноги опустить вниз. Пока она не отловит вот этот шаблон, я буду сознательно пытаться это ещё удерживать в голове. Что сейчас происходит – я подъезжаю к перекрёстку и говорю себе: «Олег, тормоз под правой ногой» – чик и всё. Я смотрю, как себя ведут окружающие, и если надо затормозить, я сознательно удерживаю вот это в голове. Иначе если этот контроль я отпущу, просто в экстренной ситуации нажму сцепление. И если успею переключиться сознательно – что-то не тормозиться, то я начну оттормаживаться правой ногой.

Вот эта автоматизация, она не только про механику – это и про то, как мы ходим, как мы едим, как мы ездим на байке, как мы держим равновесие, это касается и наших чувств. Для того, чтобы у нас процесс автоматизировался и перешёл на бессознательный уровень, это событие должно быть локальным и достаточно повторяем. То есть логика должна быть понятной, повторяемой на уроне 3-х лет. То есть трехлетний ребёнок должен понимать, как эта механика работает.

Что я заметил? Я проехал здесь на байке порядка 800 км с механикой, и я думал, что  достаточно быстро подхвачу новый способ торможения, потому что у меня очень неплохой опыт катания на велосипеде, плюс на том байке,  уже очень сносно гонял. Просто я ещё дополнительно ездил на площадку, выделял время, чтобы там запомнить правый, левый поворот, как закладывать байк. Вроде бы, как навыки должны быть. Но за 800 км, я всё также перед перекрёстком, себе даю напоминание, что тормоз под правой ногой. А позавчера я поехал на площадку, нашёл там какой-то заброшенный цирк. Кстати, здесь во Вьетнаме, очень похоже на Россию – огромные площади, огромная территория. Я там, как обычно расставил фишки, и по ним отрабатывал правый, левый повороты с закладыванием байка, чтобы прочувствовать вот эту всю динамику. На это я потратил минут 40. Соответственно, когда ты делаешь поворот, ты притормаживаешь,  через 40 минут, я выезжаю и понимаю, что у меня уже тормоз на ногу частично перепривязался, и стало ездить намного проще.

То есть, когда моё бессознательное увидело чёткий паттерн «тормозить – нога, тормозить – нога», что я сейчас затормозил, потом через 5 минут затормозил, потом через 20 минут затормозил, не разряженный по времени, а именно вот такой локальный, то это переводит на уровень бессознательного. Берёт вот этот шаблон «стимул – реакция», то есть нужно тормозить – реакция «нога вниз».

Сюда же, ещё пример. Я на компьютере набрал огромное количество символов. Но, что интересно, у меня всё также не закрепилась реакция набора вслепую. По идее, всё это уже должно было произойти. Это не происходит, потому что я каждый раз набираю по-разному. Иногда я набираю одной правой рукой, иногда могу набрать текст одной левой рукой, одним пальцем. Иногда я набираю двумя руками, но одну букву ткну, то одной рукой, то другой. Я примерно знаю, где находятся буквы, я даже могу набирать, но так как процесс разный, то не произошла автоматизация, потому что непонятный шаблон. Бессознательное не понимает, что если мне нужно нажать на букву «А», то, как мне это нужно сделать  – правой рукой или левой?

Соответственно, реакция может возникнуть автоматически бессознательная, либо от очень сильной эмоции, либо от многократного простейшего повторения. Например, ребёнок в детстве подхватывает реакцию обиды. Обида это чувство, которое говорит нам о том, что кто-то по отношению к нам поступил несправедливо, и нам нужно как-то на эту ситуацию повлиять, восстановить справедливость. Например, ребёнок видит, что когда поступают несправедливо к маме, то она дуется, то есть обижается. Всё, что она делает –  просто портит себе настроение и всё. Он смотрит, что это работает – папа как-то начинает вести себя по-другому. Он пробует это на себе, и это реально работает. Он думает: «О, здорово, я могу ничего не делать с окружающим миром, и  буду исправлять ситуацию. Здорово, круто, работает». Он это попробовал 1 раз, второй раз – всё, поехало. Он видит, что это реально очень крутая штука. Мы же взрослые понимаем, что чувство обиды бессмысленное – ты никак не влияешь на ситуацию, ситуация остаётся такой же, а ты себе ещё просто попортил настроение. Но для маленького ребёнка – это реальный выход, потому что он не может повлиять на ситуацию,  не может из неё уйти,  не может кому-нибудь дать в нос, например, папе или маме, и как-то реально влиять на ситуацию. Соответственно, он это легко подхватывает. И по всем остальным чувствам  – всё то же самое, просто простейшим многократным повторением.

Например, в детстве я до определённого момента не использовал плач, как способ влияния на ситуацию, пока  не пошёл в садик и не увидел, что, оказывается, так можно. Я начал этому учиться, что плачем можно добиваться каких-то результатов. Чувство создаётся не потому, что это было в детстве, а потому, что ты выполняешь либо одно, либо второе условие: либо сильная эмоция – либо многократное повторение.

Идём дальше. Значит, встаёт вопрос о первопричине. Если первопричины нет, то, как тогда с этим работать, и как вообще работает техника гипнотерапии, five parte gipnos или подобные? Когда я думал насчёт первопричины, у меня был такой вопрос. Вообще, тема со временем, она достаточно странная. Время, если вы почитаете научные выкладки, это процесс, который просто создан для нашего удобства. Но в реальном мире, времени не существует. Оно может, то сжиматься, то растягиваться – это такой параметр, который очень неточный. Например, всякие вот эти високосные годы, когда у правил есть исключения. Исторически подтверждается, что, скорее всего, это правило – не правило, оно просто притянутое за уши, потом что правило должно работать всегда без исключений. А если есть исключения, значит, что там всё притянуто. Со временем, всё то же самое.

Чтобы было понятно – это примерно так же, как если бы у нас не было времени, нам бы хотелось как-то упорядочить этот мир, то мы, например, делили времена года по погоде и говорили, что осень – это то время года, когда нет солнца,  льёт дождь, холодно, то есть температура чуть выше ноля. Тогда бы вы сказали, что в 2016 году в Центральной России в Москве – лето не было, а была осень длительностью в 6 месяцев. Тогда бы учёные, начали пытаться всячески увильнуть и оправдать, почему это было так.

Время достаточно странный параметр. Для меня было странно, почему в головном мозге, есть какая-то иерархия, основанная на времени. Есть ключевое событие – это первое. А дальше, как по пирамиде всё идёт вверх, выстраивается. Я исходил из того, что если бы реально, это так и было, то по ассоциативной цепочке мы бы, в принципе, могли дойти до корневого события, и дальше бы у нас ассоциации не возникали. Например, если бы вы играли в игру «Ассоциации», то, например, «мяч – круглый», «собака – хозяин» и дальше, дальше, дальше. Вы просто по ассоциации прыгаете-прыгаете-прыгаете по словам. По идее, вы могли дойти до такого события, которое является корневым, последним. У вас дальше была бы тишина, и вы не смогли бы дальше придумать ассоциацию, вы сможете придумать только одну, которая идёт назад. Но такого не происходит. Отсюда вопрос – зачем головному мозгу, хранить события, привязываясь ко времени? Зачем ему эта иерархия по времени, какой в этом смысл, зачем ему надо знать, что вот здесь я был раньше, а вот здесь  был позже? Какой в этом чисто биологический смысл, если это не первопричина, то есть, нет иерархии по времени, а у нас в голове достаточно большой хаос – то, в принципе, получается, исходя из этого, что мы можем выражать чувства в любой ситуации. Сделав недавно тесты, я действительно получил этот результат, что чувства можно выражать в любой ситуации. Фактически, вся вот эта техника, в  five parte gipnoses  и гипнотерапии – ни что иное, что можно назвать стимулом реакции, то, что описывал Павлов. Да, мы люди сознательные, умные,  в технике ушли далеко, но наше бессознательное работает так, что ничем не отличается от собаки: горит красная лампочка – выделяется слюна. То есть, для того, чтобы обучить собаку выделять слюну, нужно было несколько раз, запустить эту реакцию: лампочка – еда, лампочка – еда, лампочка – еда. Соответственно, бессознательное словило этот шаблон и автоматизировало этот процесс.

У нас у людей это работает абсолютно так же: стимул – реакция, стимул – реакция. Удерживая это в голове, начинаешь понимать, что для того, чтобы нам сделать новую реакцию на старый стимул, нам нужно просто, например, многократным повторением давать другую реакцию.

Есть такая поведенческая терапия, где берут человека, ставят в ту же самую ситуацию, в которой у него проблема. Например, если он боится собак, то к нему приводят сначала маленькую собачку, потом большую, чтобы он постепенно почувствовал, что это не опасно. Или если на него нападает собака, то он в костюме, она вроде бы как его кусает, но он просто чувствует какое-то давление. Постепенно у него уходит страх. Что происходит? Он видит стимул – собака. У него возникает бессознательная реакция страха. Проходит время, а чувство страха держать постоянно и долго трудно, он понимает, что ничего не происходит, и чувство страха начинает постепенно снижаться. Стимул остаётся тот же – собака, а реакция снижается. Так как, он видит этот стимул, то постепенно реакция переписывается.

Что отсюда получается? У нас есть стимул реакции. Например, человек ругает нас, и мы испытываем чувство обиды. Ругается – обижаться, ругается – обижаться. Всё, что нам нужно сделать – переписать реакцию на этот стимул. Например, он нас ругает, а мы даём другую реакцию. И многократным повторением этой ситуации, при этом, она должна быть локальной, то есть не растянутой по времени – не то, что нас ругают один раз в месяц, а мы даём другую реакцию.  Она должна быть прижата во времени –  мы даём другую реакцию. Например, он нас ругает – мы улыбаемся, он нас ругает – мы улыбаемся. В принципе, реакцию можно давать любую, например, можно давать реакцию агрессии, можно давать даже чисто физическую реакцию, потому что она тоже делает напряжение в каких-то мышцах. В чём сложность? Нужно, чтобы шаблон был достаточно простым. Вы не можете сказать: «Слушай, мне сейчас нужно тут поработать с собой психически. Давай-ка ты сейчас на меня поори, а я буду приседать и обижаться», или «Я буду улыбаться и обижаться» или «Я буду смеяться тебе в ответ, и постепенно за 10 минут, моя реакция уйдёт». Так, конечно, не получится, поэтому мы это делаем в голове. Мы удерживаем стимул – он нас ругает, или на нас бежит собака и лает, или любую другую реакцию. И в это же самое время, мы даём другую реакцию на это событие. Да, у нас будет возникать то старое, как мы и привыкли реагировать, как наше бессознательное знает, но параллельно мы даём другую реакцию. Постепенно эта реакция затирается. У некоторых на это уходит от 30 секунд до 10-15 минут, в зависимости от силы чувств.

Во-первых, какая может быть реакция? Реакция, в принципе, может быть любая. Вы можете это удерживать в голове и можете, например, приседать. Вы можете это удерживать в голове, например, лает собака, вы стоите на большой высоте, кто-то на вас кричит, или вы стоите один дома и чувствуете одиночество – не важно, какой стимул. Вы можете давать любую другу реакцию – приседать, смеяться, улыбаться, расслаблять тело. Я использую дыхание. В принципе, можно давать любую реакцию, это без разницы. Важно, чтобы стимул и реакции были одинаковыми. То есть стимул тот же – реакция та же, и тогда он заменится.

Получается, если мы работаем по вот такой методике, а она, получается, очень простая, то клиент начинает понимать, что, в общем-то, нет никакой магии, всё достаточно просто, и он мог в любой момент жизни повлиять на свои реакции сам, просто взяв себя в руки. У него происходит отторжение, потому что за этой мыслью следует другая мысль, что я по собственному желанию залез в эту самую грязь. Я сам выбрал эти реакции, ни мама с папой их мне навязали, хотя они могли навязать, но ты ведь мог эти эмоции перепривязать, если они тебе не нравились. Ты ответственен за то, что ты сейчас сидишь в грязи. Это ты инициатор вот этой всей ситуации, никто другой. И принять эту мысль, что ты сам по собственному желанию залез в этот чан с грязью, достаточно сложно, и происходит отторжение, типа – нет, так не должно быть, это что-то не то.

Соответственно, здесь выходы, которые я вижу по коллегам – это либо усложнение техники, что, типа, изменения происходят, потому что техника такая крутая, она такая сложная, что ты даже не можешь отследить логику в голове. И вся ответственность не на тебе, а на маме с папой, на твоём детстве. Тогда можно расслабиться и просто принять всё, как есть. Но ситуация остаётся всё та же: стимул – реакция. Чувства перепривязываются только потому, что стимул – реакция.

Следующий сложный момент, который возникает – это то, что мы не всегда можем дать другое чувство на внешний стимул. К примеру, у меня клиентка, у неё очень сильное чувство страха, точнее даже паники, когда она оказывается одна в темноте. Она насмотрелась ужастиков, плюс, я вижу, что с Украины идёт такой тренд – очень много мистики и эзотерики, там всякие бабушки, заговоры, всякая вот эта ерунда. Она это всё подхватила, и у неё панический страх темноты, зеркал, вот этой всякой ерунды. Я ей говорю: «Хорошо, давай ты оказываешься в этой ситуации». А её так накрывает, что она просто не может дать другую реакцию. Она просто не может её заменить. В этом случае, регрессия по возрасту, которая используется в гипнотерапии, она будет полезной. Почему? Потому что в этой ситуации, например, которая произошла вчера – она была в ванной, в квартире выключают свет, у неё, как взрыв,  прямо накрывает, у неё такой страх, что она оттуда выбегает к мужу, чуть ли не визжа. Она просто не сможет дать другую реакцию – расслабиться или заулыбаться, её будет накрывать той старой реакцией, потому что эта реакция очень сильная. Но если мы, например, вспомним, что было месяц назад, год назад, 10 лет назад, пусть это даже будет фантазией – реакция будет не такая сильная. Мы это можем здесь использовать, и это используется для того, чтобы просто взять другую ситуацию, не такую яркую и дать нам другую эмоцию. Например, просто сумерки, папа далеко, тебе 5 лет, и тебе просто страшно. Это реакция слабенькая, она проявляется чуть-чуть, мы в этой ситуации расслабили тело или поулыбались, или посмеялись, или поиграли в игрушки – и через 5 минут стало хорошо. Чик – смотрим, и в основной ситуации чувство, либо полностью ушло, либо частично. Соответственно, так нужно повторить на других ситуациях, и всё.