Сегодня такой экспериментальный формат. Я сейчас нахожусь на балконе, 8-ой этаж и это Севастополь. Там снизу детская площадка, дети играются, кричат, сейчас 21:50. Пробую записать в таком виде, посмотрим, как пойдёт, будет ли удобно или неудобно, как это будет всё слушаться.  Мысли по всему этому, в Москве я, конечно, такого не встречал, в плане, что дворы такие насыщенные и живые. Здесь зимой, конечно, не знаю, как  происходит, но мне кажется, такая же активная обстановка. То есть, каждый день, дети выходят, играют, веселятся, у них все это очень активно, и достаточно допоздна, часиков до 10-11. Сейчас дети на площадке играют, родителей,  там несколько человек, то есть дети в принципе свободны. Я  оцениваю это, как такое положительное движение,  что у детей больше свободы и они вырастут более спокойными, так что у нас есть будущее за нашим поколением, растёт еще более спокойное.

Хотел  сегодня поговорить о другой теме, немножко рассказать о том, как и куда я двигаюсь,  какие пути сейчас новые смотрю и развиваю, что  сейчас меняю в структуре, в подходе при работе с клиентами. Сейчас открыл файл диагностики – это тот файл, через который я начинаю общение с клиентом, когда он ко мне обращается, чтоб мне понимать кто этот человек и что у него за проблемы. Когда он ко мне обращается, к примеру, страхи – то его интересует что-то конкретное, допутсим, боится смерти или у него начинаются панические атаки или просто общая тревожность, или ещё что-то. Для того, чтобы понять общий эмоциональный фон, я его прогоняю по всем возможным страхам, которые могут у него присутствовать. Эту структуру, список страхов, я взял у Мирошниченко и адаптирую под себя.

То есть буквально сегодня менял, переписывал структуру, так как сейчас я это ощущаю. Я сегодня тестировал это на клиенте новую группировку, то есть  раньше группировал страхи по виду, например, страхи по принятию себя, которые касаются, нелюбови к себе, непринятие своего тела, своего веса, вот такие. Потом непринятие людей, мира, денег, секса. Сейчас я их разбил на более мелкие, такие которые отвечают за группу страхов. То есть, например, сейчас передо мной этот файл открыт и у меня самое начало идет, первые два – это страх перемены, страх будущего. Это обычные инициации, в плане того с чего мы начинаем, если у клиента есть данные страхи, то он просто в терапии дальше не пойдёт. Обычно, он будет саботировать процесс, либо он будет очень медленно двигаться, либо он будет выдавать какую-нибудь дичь в процесс. Если клиент боится, что после прохождения терапии, а она изменится, это он понимает, и я это объясняю – то, соответственно,  будет бояться самого процесса и этот процесс будет не эффективным. Естественно страхи, касаемые вот этого, мы убираем. Это, конечно, не единственное. Обычно, когда мы начинаем уже саму терапию, и я вижу, что клиент как-то идёт медленно, а в среднем, один страх, дойти до причины, проработать эту причину, занимает от 20 до 40 минут. За 2,5 часа, можно проработать 3-4 страха при полной схеме. При укороченной схеме, можно 5 страхов, иногда 6, если клиент прямо вообще метеор.  Соответственно, клиент если, я вижу, идёт медленно или  чувствую, что медленно выражается, то начинаю искать, что есть под этим. У него могут быть, какие-то специфические страхи.

Например, конкретно было с клиенткой, что если берётся жалость к себе, то у неё потеряется связь с мамой. С мамой будут отношения напряжённые, а для неё отношения с мамой очень важны. Соответственно, начинаем прорабатывать, что там с мамой у нее. И, возвращаясь назад к страхам, здесь следующий идёт – жалость, но возможно я пропущу. Жалость прорабатывается, тоже в самом начале, почему?

Замечу, сделаю сноску назад, клиент, если даже обращается к каким-то конкретным страхам, например, страх смерти – это достаточно простой страх. Простой в плане, он локальный, прямо его видно. Если панические атаки, там нет чёткого триггера, он более такой размытый, это просто страх, усиленный до паники, а потом уже включается полный ответ, его система гормонов работает на полную и его накрывает. Страх смерти он довольно-таки простой по структуре. Смысла работать сразу со страхом смерти, особого нет. Почему? Потому что, если бы он себя ценил, уважал и относился к себе с полным доверием, то этого страха у него бы не было. Если просто сразу бахнуть ему, убрать этот страх, то займёт, может быть, одну-две сессии, но как итог получится, что он либо потом откатится, либо на своей же платформе: он не уверен, он не верит в себя, он не доверяет себе – он на этой платформе сделает какой-то другой страх. Потому что у меня клиенты приходят, у многих страх идёт не из детства, он, например, возник в 20 лет, в 25, в 30, то есть не было, а потом «бам», что-то происходит и этот страх его накрывает. Получается, что мы убираем его страх по его запросу, а через некоторое время его накрывает что-то другое. Поэтому, раз уже клиёнт пришел, соответственно, сразу зачищаем полностью.

Следующий, я объединил блок – это обида, вина. Я их объединил вместе, потому что  заметил, что у клиентов иногда, когда мы начинаем по вине копать, откуда у него чувство вины, где оно зародилось, все чувства человека, они насадные. То есть, для того, чтобы ребёнок принял чувство какое-то, какую-то реакцию, то ему нужно ей научиться. Если родители не используют чувство вины, обиды или какой-то агрессии внешней, то у ребёнка этого чувства не будет, он просто не сможет придумать эту реакцию. Его родители должны были передать, научить своими действиями, то есть он просто копирует. Фактически, мы просто копируем извне, все наши чувства.  90% наших реакций, скопированы от мамы  с папой, всё остальное от братьев, сестёр, бабушек и детский сад. Соответственно, обида и вина  – это чувство одного порядка. Вина говорит о том, что «я поступил к кому-то неправильно и  должен восстановить справедливость по отношению к другим», а обида говорит, что: «ко мне поступили неправильно и мне нужно восстановить справедливость по отношению ко мне» – и этот вектор меняет. То есть когда мы идём с настоящего момента, вглубь прыгаем по ситуациям, вспоминая, где был самый ранний корень, то часто так бывает, что у него обида, потом сменилась на вину и вот так он туда-сюда прыгает.

Я планирую, чтобы в сессию,  обиду и вину сразу убрать. Почему? Потому что если мы убираем только одну часть, то есть, например, проработали только обиду, то клиент приходит, потом домой, тестирует и он видит, что у него какой-то кусок вылез обиды и он понимает, что терапия он идёт не очень качественно. Или этот кусочек может вылезти, то есть там вина перевернулась в обратную сторону, стала обидой, это у него вылезло, и он себя снова накрутил. Особенно если у клиента есть мнительность и любит брать какую-то мысль и её постоянно мусолить. Он может из того чувства, которое мы частично убрали, он может заново развернуть и заново создать в голове нейронную связь, чисто своими мыслями закрутить. Потому что у него уже есть опыт, он просто этот опыт перепривяжет. Поэтому обиду и вину, убираем сразу за один проход. У нас есть сессия 2,5 часа и у меня по вине здесь больше 10 вопросов, это разные ситуации. То есть если клиента просто спросить: «Испытываешь ли ты вину и обиду?», он назовет: «Да» –  3-4 ситуации разнотипных. Но их может быть разное количество, он все их не вспомнит. То есть разнотипные  это: обиды на папу, обиды на маму, обида на вещи, например, если они сломались, обида на государство. Завязки могут быть разными, а может быть одна, то есть одна травма даёт корень для всей обиды, вообще во всех ситуациях. А может быть корни разные, и, соответственно, лучше сразу все эти корни прорешать, чтобы обида вообще ни в каких ситуациях не проявлялась. Это даёт мотивацию клиенту, он видит, что «хоп» чувство отключилось, его больше нет. Он понимает: «Ага, это классно, это полезно для меня» и у него такой щелчок: «Ой, мне надо вкладывать». По обиде и вине, у меня получились следующие вопросы:

– вина, если кого-нибудь обидишь;

– вина, если кого-нибудь унизишь;

– вина, если доставишь кому-нибудь дискомфорт;

– вина, если случайно обманешь или ошибёшься.

Дальше идут вопросы по обиде:

– обида на папу;

– обида на маму;

– обида на друзей и подруг;

– обида на мужа, жену, бывшего;

– обида на то, что некрасивый.

Ещё есть некоторые, которые сюда прописал. Сейчас у меня разбит, весь вот этот список вопросов, их больше, где-то около 250, на следующие блоки – это жалось, обида вина, непринятие себя, потом болезнь и смерть, я объединил в один блок. Всё, что касается непринятия тела, одиночество и стеснительность, то есть одно за другое тянет. Чем более человек стеснительный, тем более он одинокий. Потом, различные запреты:

– запрет материться;

– запрет бить в лицо;

– запрет проявлять агрессию.

Ещё бывают какие-то личные запреты:

– запрет пукать.

Вот такие. Это не говорит о том, что человек всё это будет делать, но не должно быть автоматики. Чтобы ты сам мог выбирать, как тебе действовать, возможно, тебе в какой-то ситуации потребуется постоять за себя и стукнуть кого-то в лицо. В 2017-ом, конечно, это ситуация уже достаточно маловероятна. Но всё равно, мы выбираем ту автоматику, которая деструктивная, которая не нужна уже в 2017.

Дальше идут катаклизмы, всё, что касается конца света и всё такое. Привычки и убеждения – это довольно-таки большая, обширная тема, потому что многое лежит не на поверхности.

(Я прикрываю, ветер идёт оттуда, а там море. Сейчас он дует на море, а здесь край здания, угловая квартира, естественно, продувает, и может шуметь).

По поводу привычек и убеждений, достаточно такой нетривиальный вопрос, но мне с ним интересно работать, потому что он лежит на поверхности, и клиент обычно сам не осознаёт, что у него есть какое-то деструктивное убеждение. Например, сегодня с клиентом прорабатывали, тоже обиду и вину.  Мы, когда двигались вниз и теперь он себя не винил, мы там всё проработали. Мы двигаемся вверх, просматриваем ситуацию, как он себя чувствует, и он ощущает, что там, где он раньше себя винил, сейчас он чувствует удовольствие от того, что он кого-то обижает. У него была вина, что он кого-то обижал. Сейчас вины у него не стало, и он чувствует теперь удовольствие от того, что он кого-то обижает. Мы с ним поговорили, да, он говорит: «Прикольное чувство такое. Прямо наполненность, такая энергия, азарт, интересно, хочется унижать». Начали с ним двигаться по этому позитивному чувству, оно не негативное, оно его наполняет. Начинаем двигаться вниз, а он не даёт. То есть не вспоминает, не те ситуации, не те чувства у него приходят. Когда начинаем копать, почему он не идёт вниз, почему он выдаёт дичь, потому что у него, достаточно структурно идёт. То есть я по клиенту знаю, как примерно у него процесс вспоминания идёт, боится упустить это чувство, потому что оно для него значимое. То есть обычным разговором выводим на то, что я ему объясняю, что за жестокостью стоит, что влечёт. Если мы не убираем у него жестокость, то это будет вещь, что люди будут к нему жестоки, что будут сложности в отношениях с детьми и т.п. То есть просто разворачиваем эту цепочку, и он понимает, насколько это будет дискомфортно, а взамен я ему предлагаю, что вместо этой жесткости, ты будешь просто чувствовать к людям, которые тебя ведут каким-то себя неадекватным способом, не похожи на тебя, тебе просто будет на них всё равно. Ему понравилась эта позиция,  мы пошли спокойно вспомнили, проработали эту жестокость, и как оказалось, это убеждение заложила мама случайно. Она была беременная, смотрела телевизор, и кто-то споткнулся на трассе, Олимпийские игры и мама испытала от этого злорадство, там чужой игрок какой-то. Ребёнок это принял, и это злорадство, потом выросло в жестокость, унижать, оно сказывалось и на людях, и на животных. Это не его было поведение, он классный, он умный. Просто эту часть заложили родители, а с ним  всё в порядке. С каждым человеком всё в порядке, там нет никогда никаких патологий.

Если для примера, в плане привычек и убеждений, если, например, думать о болячках. Это достаточно часто – думать о болячках, вот постоянно клиент думает. То же самое убеждение, что «если я не буду думать о болячках, то я заражусь, помру».

Дальше страхи по миру, по насилию, агрессии, такой достаточно большой блок. Практически у всех мужчин, он всегда активный. Я редко встречаю тех, кто может спокойно воспринимать внешнюю агрессию. По близким людям – это ревность, измены и все такое. Отношения/семья – это дети. Принятие людей – обман, не сдержал слово. Деньги и Секс.

Посмотрим, как этот формат зайдёт. Такой несколько, может быть, пошлый звук, потому что там дети шумят, до сих пор бегают. Сейчас, кстати, 22:10 плюс ещё ветер дует с той стороны, не знаю, как будет шуметь или не будет шуметь. Может быть, буду рассказывать о том, что я сейчас делаю, потому что та методика, к которой я сейчас иду – регрессивный анализ, я ее постоянно докручиваю. Потому что, что она кое-где не даёт таких истых результатов, как хотелось бы и где-то в каких-то местах не даёт то, что обещает или многие другие пишут. Поэтому буду рассказывать о том, куда двигаюсь, возможно, кому-то из коллег или тем, кто захочет использовать это в своей практике, будет полезно.

Создано: 23.02.2018